> Встречи с Александром Березкиным: Тимофей Колесников

Александр Березкин встретился с Тимофеем Колесниковым сразу после того, как он вернулся из ретрита и поговорил с фотографом о его способах концентрации и путешествиях.

Александр Березкин встретился с Тимофеем Колесниковым сразу после того, как он вернулся из ретрита и поговорил с фотографом о его способах концентрации и путешествиях.

Александр Березкин:

Как ты съездил?

Тимофей Колесников:

Это была такая удивительная поездка. Я прилетел в Нью-Йорк, оттуда полетел в Атланту, и потом доехал до места потрясающей красоты и там прошел ретрит – на несколько дней я выключил телефон, и это было очень интересно, 700 человек, огромная группа людей со всего мира, абсолютно разных, по-разному выглядящих, но с каким-то цельным ощущением единства.

Александр Березкин:

Это круто!

Тимофей Колесников:

Удивительный опыт. И потом четыре дня быть без телефона – это тебя настраивает и наконец, начинаешь обращать внимание на простые вещи, на камни, на облака, видеть радугу там, где она есть. Теперь советую всем так периодически перезагружаться. Способов очень много разных: и тренерских, и духовных, и всяческих. После этого я заряженный поехал в Нью-Йорк и знаешь, у меня было ощущение того, что ты плывешь по реке, спокойно и размеренно, никуда не спеша.

Александр Березкин:

Я это ощущение все время сравниваю с игрой Гонки, я люблю ездить на машине, как ты знаешь...

Тимофей Колесников:

И на мотоцикле.

Александр Березкин:

И на мотоцикле, да. И знаешь, когда в Need for speed играешь, и ты прошел круг, а потом, когда ты играешь один, появляется твоя же машина в виде привидения. И когда ты проходишь повороты точно также, как и в предыдущий раз, то вы синхронизированы друг с другом. В какой-то момент появляется ощущение, что я здесь и сейчас, и я делаю то, что должен был делать именно в этот самый момент. Похоже на дежавю, но это не дежавю, как будто твое нынешнее и будущее сознание встречают себя, и ты понимаешь, что все идет так, как должно – это очень странное состояние.

Тимофей Колесников:

На самом деле, я для себя это все упростил, то есть я не вижу будущего – я даже не знаю, чем я буду заниматься через неделю. Сам момент того, что ты сейчас находишься здесь – для меня это единственный вариант вообще в целом. Нет другого варианта параллельно с этим, если ты в этом моменте – значит он таков, значит тебе его надо принять, либо ты будешь сопротивляться. Но просто он же все равно уже есть.

Александр Березкин:

У меня друг называет это «прокручивать педальки на велосипеде». Когда ты делаешь невпопад, то есть когда у тебя что-то не получается, ты слишком сильно нервничаешь по поводу происходящего, ты что-то роняешь или встречаешься с людьми, ударяешься, что-то происходит не так…

Тимофей Колесников:

Ну, вот эта тренировка, осознание того, что происходит в твоей жизни сейчас и понимание того, что нет никакого будущего и настоящего и нет тоже еще и прошлого, а есть только память, которая мертва. Есть сама жизнь – это единственное, что сейчас происходит.

Александр Березкин:

Да, и все.

Тимофей Колесников:

И будущее можно заменить на imagination, представление о том, как будет, и что 90 % того, как мы представляем…

Александр Березкин:

Этого так не будет.

Тимофей Колесников:

Именно. Это мой опыт личный.

Александр Березкин:

Согласен с тобой. Наверное, идеальное состояние – это когда ты себя ощущаешь ещё ребёнком в голове, в плане творчества и хулиганства. Как тебе Джим Керри?

Тимофей Колесников:

Мне нравится его потрясающая актерская игра и то, что он нашел в себе силы и поменял все, и теперь он рисует, причем достойно очень это делает, я в восторге от него. Ну, и в целом, я думаю, актер – это же перевоплощение личности огромное, трансформации – это тоже все очень сложно переживать постоянно, поэтому все это уроки определенные. Каждый день ты находишь учителя, либо в другом человеке, либо в кошке, которая постоянно мяукает и чего-то просит у тебя и ты смотришь на свою реакцию. Чаще всего мы пропускаем мимо ушей и глаз эти уроки и не видим их. Как раз-таки именно фотография учит этому – быть внимательнее. Вот это удивительно – то, чему учит фотография, как бы конечный продукт, мы ее все знаем, и мы знаем, что нужно взять в руку камеру и т.д., Но мы не часто задумываемся о том, что чтобы делать фотографию, нужно быть внимательным к деталям, а когда ты внимателен к деталям, тогда ты внимателен к жизни, то есть ты чувствуешь эту жизнь, ты как будто все время босиком ходишь по земле и чувствуешь ее ногами.

Александр Березкин:

Осознаешь время?

Тимофей Колесников:

Время – понятие тоже относительное, для всех оно разное. Скорее ты осознаешь именно внимательность, когда ты внимателен, тогда, как мне кажется, твой творческий потенциал, твоя энергия она только накапливается. Потому что ты внимателен, и ты попадаешь вот в это творческое… Вот мы с Юрой Тресковым об этом разговаривали, что это самое удивительное то, что дает нам фотография. Попадание в это время, место, пространство, что угодно, но там, где это все не работает — не работают наши обычные договоренности, наши условности, мы не знаем, кто мы, потому что ты полностью вовлечены в процесс. Когда ты полностью вовлечен в процесс и не отвлекаешься, твоя энергия восполняется, и твой творческий потенциал раскрывается. Вот так фотографии случаются. Если научиться это транслировать и проецировать эту модель на другие сферы, тогда ты просто максимально можешь быть вовлечен в жизнь — это мечта, реально. Для меня это китайская чайная церемония, отчасти, чтобы, опять же, ощутить процесс, чтобы у тебя вот за чайным столом была какая-то ритуальность, чтобы ты мог следить за процессом, чтобы ты чувствовал, чтобы ты был внимателен, потому что это определенная церемония, если ты будешь невнимателен, ты не сможешь сделать определенные вещи, поэтому это просто развитие определенное, которое надо пробовать.

Александр Березкин:

Мы изменились, да? За 10 лет. Помню вот очень хотел повзрослеть и вроде повзрослел и стал больше хулиганить, как-то подотпустило. Фотографироваться даже начал!

Тимофей Колесников:

Мне нравится фотографироваться. Знаешь, просто сама фотография для меня — это память о том, о чем можно забыть в течение какого-то времени. У меня в семье было мало фотографий и практически не осталось фотографий родителей, по несколько штучек всего. Я снимаю и снимаюсь сам для того, чтобы были кадры, для того, чтобы я там дурачился, потому что в будущем будет интересно смотреть на настроение. Что может быть лучше для взрослого человека, чем умение баловаться? Аль Пачино сказал в «Запахе женщины»: мы перестаем играть, поэтому взрослеем.

Александр Березкин:

А ты видел их классную фотографию с Кристофером Уокеном, когда они идут, как старые пердуны, они специально натянули штаны себе высоко…

Тимофей Колесников:

А, это сейчас вот.

Александр Березкин:

Да, они же друзья, и их поймали папарацци, как они идут, и они трясут палкой, типа не фотографируй меня.

Тимофей Колесников:

Разыграли.

Александр Березкин:

Как раз в «Запахе женщины» очень классная история по поводу фиксации момента, когда ты не видишь, но ты фиксируешь все через запахи одновременно. Тебе настолько ценна твоя уже потраченная практически жизнь, когда ты теряешь что-то вообще, ходить не можешь или видеть не можешь – по-другому ценишь жизнь в целом. Я заметил, что это чувство ценности жизни подвластно совершенно разному спектру людей – фотографам, спортсменам, людям, которые теряют жизнь, например, бомжам, то есть бедным достаточно людям, которые прошли через какие-то лишения.

Тимофей Колесников:

Балабанов как раз-таки и считал, что именно в людях на улице есть истина, потому что они лишены эго, они не высокомерны в этом смысле, поэтому через них истина идет.

Александр Березкин:

У меня вообще вот проблема была с эго, потому что, мне кажется, я всю жизнь его не имел. Оно появилось только в какой-то момент, когда я понял, что с моей жизнью что-то происходит не так в плане реализации. То есть чувствовать себя ровно по жизни – это очень такое приятное ощущение, мне хотелось бы даже или через фотографию, или через Одиссею, давать такую возможность, чтобы человек сам путем вдохновения мог чувствовать это хоть раз, потому что это удивительное ощущение, иногда появляется и чаще всего исчезает.

Тимофей Колесников:

Ну, оно исчезает, потому что мы его задвигаем просто, неосознанным образом задвигаем какими-то штуками разными – движениями, мыслями, намерениями. Оставаться в этом состоянии – это очень большой труд, потому что энергия настолько сильная, что тебе хочется все время заглушить ее чем-то. А на самом деле – это такой дар крутейший, который нужно просто трансформировать правильным образом. Мне бы очень хотелось, чтобы были еще какие-то аналоги кроме йоги, потому что на эту тему мы уже много вариаций видели.

Было бы здорово, если бы Западный мир предложил какой-то духовный путь и возможность не только развиваться материально, потому что все зациклено на этом. В Америке ты это особенно чувствуешь. Все говорит тебе о том, что, чувак, зарабатывай деньги быстрее, иди спускай их на йогу, иди купи коврик, купи бутылочку, купи вот это, то, то, то, и йога превращается уже в какой-то спорт – люди не остаются на медитацию, то есть они просто позанимались и в конце уходят. А ради чего это вообще все только что было? Ради того, чтобы немножко углубиться. Очень здорово увидеть еще какой-то параллельный путь для того, чтобы эта энергия в тебе не перегорала, чтобы ты ее ни чем не глушил, а чтобы ты ее трансформировал – вот для этого хочется создавать нечто творческое, и рассказывать свою точку зрения, чтобы другие люди брали и делали это, будь то фотография, создание любого контента, важен реальный опыт.

Александр Березкин:

У меня, наверное, единственный страх остался – потерять себя в какой-то момент. И я так хочу остаться в этом плане цельным, потому что все, что я сейчас делаю – это максимально я. Но когда аудитория будет больше ты можешь стать заложникам контента, или типажа, который максимально работает на аудиторию.

Тимофей Колесников:

Невозможно себя потерять.

Александр Березкин:

Я только сейчас понимаю насколько сложно найти хороших людей, которые твои единомышленники и воспринимают тебя таким, какой ты есть. В первую очередь для этого нужно время, во вторую, наверное, твои собственные достижения, которые ты сам для себя формируешь. Я впервые переживаю вот этот вот временной скачок из назад в будущее, когда у меня появился мой Биф Танан (персонаж из трилогии «Назад в будущее» – прим. ред.), которому я дал в лицо. И у меня сейчас все идет в гору в какой-то степени, то есть Биф Танан – это совокупность каких-то моих челленджей и ситуаций, которые происходили.

Тимофей Колесников:

Да, ты создаешь мир таким, каким сам являешься.

Александр Березкин:

И тебе это очень круто удается. Я давно наблюдаю за тобой. (Смеется) На самом деле, в творческом плане ты очень меняешься, и, мне кажется, те люди, с которыми ты встречаешься, видишь и работаешь с ними, они что-то оставляют, частичку себя тебе и наоборот – это очень круто.

Тимофей Колесников:

Самая большая цель – это самореализация. Я здесь просто должен делать, делать, делать, верить себе. Знаешь, это не только ко мне относится, это относится к каждому из нас, просто внимательнее относиться к тому, что в тебе говорит тебе что-то. То есть просто наладить контакт со своим внутренним голосом, тогда ты понимаешь, что это безошибочно. Я сейчас не говорю про такую болтовню в мыслях, которая тебя отговаривает или еще что-то, я говорю уже про чувствование. Как лобовое стекло – его протрешь и ты видишь ясно, для этого нужно настроиться просто и действовать.

Александр Березкин:

Это очень важное ощущение, на самом деле, очень круто, что ты его смог осознать через… Это випасана была, да?

Тимофей Колесников:

Это была не випасана. Другая программа, в ходе которой было много физических упражнений, и йогических, и других, тренерские и психологические моменты и было полностью ощущение того, что целый день – это как жизнь, понимаешь? И тебе нужно ее прожить так, чтобы, когда ты рождаешься утром, ты как будто бы умирал ночью, и снова рождался. И вот этот момент, когда ты осознаешь, что, во-первых, не все просыпаются, это большое счастье уже, что ты проснулся, во-вторых, что все, что ты пьешь, ешь – это тоже не каждому достается, тебе нужно быть благодарным. Это счастье, что это все есть, поэтому вот эти моменты радости превращаются в самый лучший день, потому что другого дня нет, и нет состояния другого кроме как состояния в этом моменте. В крупных городах ты забываешь об этом, начинается суета, машины, телефон, руки тянутся туда-сюда – и ты опять становишься более подвижным в своем мыслительном процессе, но для этого и нужно постоянно вспоминать об этих простых радостных моментах в жизни. Просто просыпаешься и радуешься. Просто нет причин. Причина – это то, что проснулся. Свет светит – все классно.

Александр Березкин:

Согласен с тобой. Наверное, ты один из немногих людей, которых я знаю длительное время, который не потерял искренности. Это очень круто.

Тимофей Колесников:

Разные периоды бывали. Но искренность она эффективна, то есть она эффективна, потому что тебе не нужно тратить энергию на то, чтобы вспомнить, что и кому ты наврал или приюлил. Ты все время говоришь то, что чувствуешь, то, что знаешь, и это дает тебе возможность не тратить лишнюю энергию на какие-то обдумывания. Если ты делаешь какие-то практики любые, даже просто вот сидя на стуле 10 минут, чувствуешь спиной, как ты жмешь на эту подушку сзади или попой на этот диван. Вот эти ощущения и есть жизнь. Все остальное – это мысли… Мы живем просто в мире с допустимым уровнем сумасшествия. Разве это не сумасшествие? Когда мысли тебя закручивают и начинают тобой управлять.

Александр Березкин:

Безусловно.

Тимофей Колесников:

Представь, если бы у нас волосы на голове сами бы двигались, или руки сами бы двигались, разговариваешь, а у тебя экшен такой… Вот так и с мыслями. Иногда ты сидишь, смотришь в окно, а потом уже проехал дорогу, в пробках простоял, и такой, оп, вышел, ничего себе, где я? Каждый из нас – это просто машина. Реально машина, просто ключи, знаешь, нужно ими не пиво открывать, а вставить в зажигание и управлять авто.

Александр Березкин:

Наверное, у каждого человека разные рычаги управления своим сознанием, триггеры. Для меня это руль. Я обожаю водить, любой вид транспорта. Руль меня структурирует, ценность этого момента я чувствую в момент вождения. Вот что у тебя в жизни служит этим триггером, который тебя возвращает от этих дурацких хаотичных мыслей?

Тимофей Колесников:

Мысли хаотичны, но я не вижу в них ничего плохого. Они есть и ладно — приходят и также легко и уходят, если ты не начнешь зацикливаться.

Александр Березкин:

Согласен.

Тимофей Колесников:

Если ты дал мысли возможность быть и развиваться, то она начинает впитывать в себя твою энергию и раздуваться. И она уже выглядит как конь, на котором ты скакал, он тебя сбросил и волочит уже за собой. И когда он остановится, тогда как бы и ты остановишься. Ну, вот я вижу, они постоянно приходят, мысли, мне кажется, это идеально, мы же все-таки миллионы лет развивались для того, чтобы нам мысли приходили, только для этого.

Александр Березкин:

И все же, что для тебя триггер? Допустим, посмотреть на свечу, пройтись пешком, заняться йогой?

Тимофей Колесников:

Любой процесс, на котором ты концентрируешься. Мне очень нравится пить чай. Сам процесс заваривания чая, сам чай, вся культура, связанная с ним, вообще китайские эти вещи, мотивы, которые концентрируют тебя на процессе. Когда ты разжигаешь благовония сандала, ты должен быть максимально спокойным, максимально сконцентрированным: берешь печать, кладешь ее, утрамбовываешь, берешь отдельными инструментами перетертое сандаловое дерево, старое, сухое, столетнее, выкладываешь на эту печать, берешь другую палочку, разравниваешь и так далее. Ты не можешь все это сделать в нервном состоянии, в состоянии беспокойства. И когда ты делаешь такую процедуру, когда ты делаешь такой процесс – вот оно. Я становлюсь гораздо счастливее, когда я просто убираю телефон. Это самое простое.

Александр Березкин:

Это защита?

Тимофей Колесников:

Просто каждый должен немного поменяться для того, чтобы вокруг все поменялось в лучшую сторону, каждый должен просто поменять себя, посмотреть на себя. Сейчас полно технологий для того, чтобы попробовать сделать что-то новое для себя. Все, что у меня есть сейчас – это благодаря моему жизненному контексту, но и все то, чего у меня нет в жизни – это все тоже благодаря этому же контексту, который мешает. Поэтому нужно периодически себя растрясать и превращать в мальчишку, какого-то нелепого или наоборот, который будет танцевать на улице без алкоголя или каких-то других средств. Вот это – выпустить из себя этого мальчика.

Александр Березкин:

Я сейчас в процессе нахожусь, начал играть в на гитаре.

Тимофей Колесников:

Ну, вот, это и есть медитация. Когда ты полностью вовлечен. Просто слово «медитация» его уже так опошлили и вообще заковали уже в столько разных… уже не понятно, что такое. Но мы можем медитировать по-разному, просто удерживать внимание на чем-то. И спорт как раз то же самое, когда ты внимательно делаешь что-то, то есть ты жмешь от груди и чувствуешь, как поднимаешь вес грудью.

Александр Березкин:

А как ты относишься к путешествиям вообще?

Тимофей Колесников:

Потрясающе.

Александр Березкин:

Что ты выносишь из них?

Тимофей Колесников:

Путешествия меня удивляют своим разнообразием культуры. Я вижу разные народы, разных людей, живущих at the same time with me. Мы по-разному выглядим, по-разному говорим, но когда мы попадаем вот в это отдельное пространство вовлеченности, общения, настоящей вовлеченности – без оценки, как человек выглядит или сколько у него денег или еще что-то, когда ты по-настоящему вовлечен в то, чтобы узнать о нем больше, ты понимаешь, что ты разговариваешь вообще с самим собой в том смысле, что мы все едины. Вот это я в путешествиях подтверждаю каждый раз для себя. Просто сама жизнь она с самого детство учит нас определенным штукам – надевать маски на себя. Проблема с этими масками на лице, с определенным поведением: с одним – я такой, с другим – другой, с третьим – третий. Сначала надо просто расчистить этот путь для себя. Поэтому путешествия меня удивляют. И как раз максимально я черпаю даже не из увиденного, а скорее из прочувствованного. То есть в определенных местах, ты определенным образом ощущаешь, видишь себя.

Александр Березкин:

У меня похожее ощущение. Есть такой астрофизик, Нил Деграсс Тайсон. С ним есть вдохновляющее видео (с русскими субтитрами – прим. ред.), там очень крутой видеоряд про звезды, и он рассказывает, что люди чувствуют, когда им говорят, что они – очень маленькая часть вселенной. Когда я в путешествии, особенно на природе, тогда чувствую свою сопричастность к чему-то великому, которую я не могу определить, что это такое. В эти минуты как раз и происходят откровения с самим собой, то, о чем ты говорил – когда твое внутреннее я, этот внутренний ребенок не имеет масок – ты просто находишься здесь и сейчас, и вот природа мне помогает в этом плане.

Александр Березкин:

Наверное, сложный самый вопрос для людей, которые занимаются творчеством – что бы ты хотел сделать в ближайшие три-пять лет?

Тимофей Колесников:

Сложно сказать, что будет происходить в ближайшие три-пять лет, но есть желание в целом работать с музыкальными командами и музыкантами, которые мне нравятся, создавать артовый контент, работать со сценографией – мне это интересно, это то, что можно потрогать руками. И книги – да, каталоги – да, из того, что я уже наснимал. Документальные фильмы меня интересуют даже больше чем художественные, потому что в них как раз-таки выражается эта жизнь. Когда ты снимаешь художественные вещи, здесь работает команда, это как большая семья. Когда ты работаешь с документальным фильмом, ты выходишь один на один, и вот ситуация, как ты ее покажешь, так потом все люди ее и увидят – и это другое удовольствие.

Александр Березкин:

Спасибо, Тим!

Houdini Sportswear
Последние годы мы все чаще видим, как женщины создают грандиозные стартапы, становятся президентами и совершают глобальные открытия. Но если говорить об аутдоре, то на этом рынке абсолютное большинство компаний основали мужчины. Как вы понимаете, Houdini Sportswear - то самое исключение!⠀
The North Face
The North Face – один из самых популярных брендов, который хорошо известен людям далеко за пределами аутдор комьюнити.

Возврат к списку