> Встречи с Александром Березкиным: Антон Гречко. Интервью Odyssey

Публикуем новый для нас формат интервью-беседы основателя Odyssey Александра Березкина и его друга архитектора и дизайнера Антона Гречко.

Публикуем новый для нас формат интервью-беседы основателя Odyssey Александра Березкина и его друга архитектора и дизайнера Антона Гречко. На самом деле, это просто дружеская беседа с включенным диктофоном, когда оба героя говорят о близких для них темах. Здесь они шутят, вспоминают как познакомились и обсуждают их общую страсть – мотоциклы.

О том, что связывает
Александр Березкин:

Антон Гречко, он кто? Фотограф, рисует. Родился в семье, где все остальные занимались космосом, а дед был космонавтом. Он у тебя мегагерой.

Антон Гречко:

Никогда не думал о таком. Дед, возможно, был героем для многих людей, но для меня он просто был дедом, поэтому я никогда не замечал такой контекст.

Александр Березкин:

Расскажи про себя, чем ты занимаешься?

Антон Гречко:

Дизайнер интерьера и архитектуры.

Александр Березкин:

Круто. Почему ты не занялся торговлей оружием, например? (Смеется)

Антон Гречко:

У меня не было возможности торговать оружием. Для этого, как в любом бизнесе, надо, видимо, иметь правильный entry point. (Смеется)

Александр Березкин:

Мне хотелось бы пойти на стрельбище и научиться заниматься спортивной стрельбой.

Антон Гречко:

Практической стрельбой это называется. Спортивная – это когда очень эстетичные позы на олимпийских играх. (Смеется) А практическая стрельба – это когда зомби, апокалипсис и выскакивают фигуры и террористы. (Смеется)

Александр Березкин:

На самом деле, у меня сейчас какой-то новый период в жизни, и я хочу научиться всему. Потому что знаю, что в какой-то момент стану старым. А сейчас хочется научиться каким-то спецагентским штукам.

Антон Гречко:

Я думаю, там все намного банальнее. Есть сериал, который называется Churchill's Secret Agents, где, по сути, немножко другие качества нужны. Не нужно слишком глубоко нырять или слишком высоко прыгать. Здесь надо как в Monty Python – the value of not being seen (смеется) – вот это будет главным фактором. The value of not being seen и хорошо уметь раздобыть себе еду. Стрелять, скорее всего, будет не таким уж важным фактором. Ну, первые пару часов, наверное, важным фактором. Это знаешь, как вообще все эти истории про воинов, которые происходят в кино. Ты в курсе, что вообще все средневековые сражения происходили в достаточно понятной пропорции. Выигрывала армия, которая была больше. Просто потому что насколько бы ты ни был квалифицированным самураем, если против тебя 10 самураев, скорее всего, тебе не повезет. То же самое, когда профессиональный боксер в подворотне встречает каких-то трех маргиналов.

Александр Березкин:

Навыки важны всегда.

Антон Гречко:

Ну, они важны, но, опять же, когда ты один на один, один на два, один на три, когда это на уровне… то же самое про шотландцев говорили, что один шотландец всегда победит англичанина, два шотландца всегда победят англичанина, 10 победят, а 100 – нет. Да, и то же самое, когда люди вроде как бы все тренированные, но навыки выживания, они немножко про другое, наверное.

Александр Березкин:

Безусловно, когда ты принимаешь правильное решение вовремя – наверное, это самый главный навык. Быть готовым к любым ситуациям, которые максимально дискомфортны. Сейчас я стараюсь делать как можно больше вещей, которые меня выводят из зоны комфорта. Я думаю о том, что смекалка – это одно из важных качеств, которые нужно обрести любому человеку. И основная задача Odyssey вдохновлять людей на самопознание и совершенствование. Ну еще я хочу научиться базовым навыкам сам для себя. Вот, например, я не умею падать.

Антон Гречко:

Я уверяю тебя, в следующий раз, когда ты упадешь, ты сделаешь это намного лучше. (Смеются) Это приходит с опытом. Так же, когда ты ешь, чтобы не закусить язык. Ты первые 25-26 лет постоянно его прикусываешь, а в 35 лет ты учишься его прикусывать два раза в год. (Смеются)

Александр Березкин:

Для того чтобы научиться падать, нужно научиться группироваться. Ходить на какие-то единоборства или занятия, которые дают тебе возможность понять, как ты работаешь, и как работает твое тело. Ладно, давай вернемся к Антону. Это один из самых классных чуваков, которых я знаю. Сколько мы знакомы? Лет 9? С 2009 года.

Антон Гречко:

Да, да. 9 лет.

Александр Березкин:

Когда я начал заниматься Leica, у Антона был целый творческий кластер, и он работал в одном пространстве с рекламным агентством, так?

Антон Гречко:

Которое графикой занималось, да.

Александр Березкин:

И каким-то образом, я не знаю даже каким, я нашел информацию, что у Антона открыт набор и можно поучиться рисованию. И он сделал небольшой кластер людей, которые обучались рисованию вместе. И тогда мы, собственно, познакомились. Занятия были по обучению графики. Максимально простые, но одновременно поддерживающие, в тонусе. Туда ходило много людей – человек 20. И я до сих пор вспоминаю все эти классы. Это было очень круто. В одном месте соединилось много интересных людей.

Антон Гречко:

Подожди, это все-таки формат «мемуары»? (Смеются)

Александр Березкин:

В итоге я так и не начал рисовать. (Смеется)

Антон Гречко:

У тебя было несколько вспышек (Смеется).

Александр Березкин:

Ну, было круто. Это одно из таких памятных событий.

Антон Гречко:

Знаешь, Стен Ли умер недавно.

Александр Березкин:

Да, да. Он красавчик был.

Антон Гречко:

Знаешь, я почему-то знал про Стена Ли, но не знал, как он выглядит. И периодически, когда его вставляли в фильмах Marvel...

Александр Березкин:

Камео, да.

Антон Гречко:

Я при этом думал, это какой-то типа Хью Хефнер, что ли. (Смеется) Какой-то чувак, который из какой-то порноиндустрии древней. Вот, но при том я всегда знал, что это создатель Marvel. И всегда в фильмах, я думал, черт, что это за чувак, да, кто этот почтальон, похожий на Хью Хефнера. Удивительно.

Александр Березкин:

А ты знаешь, что Хью Хефнер, незадолго до своей смерти, хотел продать свое поместье.

Антон Гречко:

Он еще не умер. Он вроде даже женился еще раз. (Хью Хефнер умер 27 сентября 2017 года — прим. ред.)

Александр Березкин:

Ну, в общем, мы на чем-то остановились очень важном. Я тут вставил специальный ремешок в часы!

Антон Гречко:

У тебя что за часы?

Александр Березкин:

Omega Speedmaster

Антон Гречко:

У меня Breitling.

Александр Березкин:

У меня любимые 1000 Miglia Chopard были и есть до сих пор, у которых отлетела головка завода, когда вез Урал в сервисный центр, в Питер.

Александр Березкин:

Мотоциклы. История с Уралом

Если говорить про Урал – для новичков это сложная машина. Уралы очень популярны в Америке, он скопирован с военного BMW R71 1940-х годов, с коляской, также как и Зоркий был скопирован с Leica в послевоенное время. Я боялся этой машины. И прошел сложный путь обучения также как и с дальномерными камерами. Оба требуют времени, чтобы их по-настоящему осознать. И это устройство максимально тебя вдохновляет только тогда, когда ты начинаешь с ним разговаривать. В какой-то момент я не говорил с Уралом, он на даче у меня был. И сразу после Нового года…

Антон Гречко:

Вы поссорились? (Смеются)

Александр Березкин:

1 января мы поссорились. И я решил прокатиться на нем, вывезти мусор. Видимо, он не особо оценил, когда я закидал коляску кучей мусора. И он так на меня обиделся, что перевернулся и накрыл меня. Я не мог вылезти из-под Урала, наверное, сорок минут. И уже вначале понял, что у меня застряли ноги.

Антон Гречко:

То есть, у тебя, практически, в голове был фильм «127 часов». Ты уже морально был готов себя отгрызть руку. (Смеется)

Александр Березкин:

Что самое дурацкое в этой поездке, я забыл взять с собой телефон. И там не было людей, вообще никого.

Антон Гречко:

Это в Финляндии было?

Александр Березкин:

Да. Участки соседей разделяют километры. Обычно там живут только летом и никого не было. В какой-то момент, на 30-й минуте, я понял, что уже мне все (смеется), я уже отчаялся, кричал: «На помощь», но никто не отзывался. Но тут мимо проезжали какие-то ребята, они видят, чувак лежит в канаве. Они такие: «Whaaaa?».

Антон Гречко:

Под мотоциклом, зимой. (Смеется)

Александр Березкин:

Под мотоциклом, зимой, 1 января. Они тоже выбегают из машины, они очень испугались, крутились вокруг машины дважды, не понимая, что надо делать.

Антон Гречко:

Потому что мотоцикл зимой лежит перевернутый, чувак, what a fuck (что за хрень – прим. ред.)? (Смеется)

Александр Березкин:

Выбегает водитель и две девушки с ним.

Антон Гречко:

Финны?

Александр Березкин:

Финны. Они стараются мне как-то помочь. И тут наконец они соображают и поднимает мотоцикл и я вылезаю из-под него. И они такие: «Парень, с тобой все в порядке?».

Антон Гречко:

Да, так и должно было быть. (Смеется)

Александр Березкин:

Да, все хорошо. Я, видимо, в тот момент словил максимальный адреналин, потому что не чувствовал ног. И когда меня оттуда вытащили – тоже. Начинаю вместе с ним переворачивать Урал, они: «Ты как домой-то поедешь?». Я говорю: «На нем». Я вылезаю из канавы с большим каким-то юзом, перекручивая сцепление. И они поняли, что, наверное, я Борис Бритва. (Смеется)

Антон Гречко:

(смеется) Буллет Доджер.

Александр Березкин:

Да, да, Буллет Доджер. Доехал до дома, возвращаюсь к моей семье. Они спрашивают, где я был. Отвечаю, что я чуть-чуть перевернулся. Они говорят: «У тебя что-то мокрое на ботинке». Я открываю штанину, а оттуда фонтанчик идет, все очень испугались. В общем, вот это меня спасло, мое неверие в то, что я перевернулся. И два года я боялся на нем ездить, он грустил и портился стоя на одном месте. И после поездки на Wheels & Waves (Ежегодный мотофестиваль в Биарриц, Франция – прим. ред.) я решил отвезти его в сервис. Я проехал на нем 500 км в Питер. И подружился с ним наконец-то (смеется) через два года

Антон Гречко:

Видимо, был рад его сдать в тот момент.

Александр Березкин:

Он сейчас практически готов, с ним все в порядке. Я надеюсь, что с ним все будет дальше хорошо.

Антон Гречко:

А как тебе Ducati? Выглядел он супер.

Александр Березкин:

Да, но я что-то отвык, мне что-то стремно было, конечно.

Антон Гречко:

Я тоже отвык. На самом деле, я никогда не привыкал. Но с мотоциклом такая история, что он как конь, он либо твой, либо нет.

Александр Березкин:

Ну да. И это вопрос доверия. Если ты не знаешь эту технику. Это туринг-мотоцикл. Ducati Multistrada и выглядит он так (смеется)… как чудовище, как гнида какая-то на дороге (смеется). Звучит как злобная тварь. И это замечательный мотоцикл. И я почувствовал его мощь, тогда. Там есть три режима. Один режим, который для людей, для автострады, а другой для чудовищ (смеется). Когда я его включил, тут же встал на козла. Причем это был мой первый wheely.

Антон Гречко:

В общем, Ducati одни из самых классных, самых дерзких мотоциклов, которые я знаю.

Александр Березкин:

Дерзкие, как кто?

Антон Гречко:

Дерзкие, как Клинт Иствуд.

Александр Березкин:

Клинт Иствуд не дерзкий, он трушный.

Антон Гречко:

Клинт Иствуд трушный, да.

Александр Березкин:

Но мне больше нравится чувак из French Connection.

Антон Гречко:

Джейн Мей его зовут.

Александр Березкин:

В общем, Ducati очень классные мотоциклы. У меня такая история, что я заносчивый на дороге. И даже когда езжу на велосипеде (смеется) поджимаю другие машины, это очень странно выглядит. У меня то же самое с мотоциклом происходит.

Антон Гречко:

Заносчивость была непропорциональна опыту, я бы так сказал. (Смеются)

О фотографии

Александр Березкин:

А что ты снимал сначала? Вообще, вот первые твои фотографии когда были?

Антон Гречко:

Первые были на пленку на Зенит еще в Советском Союзе.

Александр Березкин:

Это папин был?

Антон Гречко:

Дедушкин даже, по-моему. Потом я в университете начал снимать. Это был, до сих пор помню, Nikon F20. По сути, автомат Калашникова фотомира. Неубиваемый с металлическим корпусом. Чего с ним только не происходило. Поэтому я, конечно, в какой-то степени фанат этих олдскульных камер.

Александр Березкин:

Да, очень хорошие камеры, и такая же сейчас есть у Nikon цифровая, они выпустили, очень похожая.

Антон Гречко:

Я видел, мне она понравилась. Но все таки там слишком много гаджетов, движущихся деталей. Это все равно не то. Если держал F20 когда-нибудь, то это тупо одна кнопка (смеется), регуляторы и все. В этом смысле та же Leica (Leica M240 — прим. ред.) , которая двухсот сороковая, да, мне ближе.

Александр Березкин:

Какие проекты ты снимал профессионально?

Антон Гречко:

Были и для Esquire пара съемок, для Harper's Bazaar и журнала Домовой. Много, очень много.

Александр Березкин:

Какая съемка у тебя была самая классная, как тебе кажется?

Антон Гречко:

Ну, с Дымовым была хорошая съемка, он до сих пор ее помнит, да, как ни странно.

Александр Березкин:

А, это когда он был красноармейцем, барабанщиком? Это ты делал?

Антон Гречко:

Да, да.

Александр Березкин:

Нормально.

Антон Гречко:

В какой-то момент мне это надоело. Потому что все стало однообразно. У тебя есть некое ощущение изначально, когда ты входишь в свой мэджик, а потом мэджик испаряется. Это превращается в некую рутину, и вроде бы ты много разного делаешь, но по факту это все очень циклично и часто очень одинаково. И сейчас я понимаю, что, возможно, это был этап, как у каждой девочки есть этап, когда она увлекается фотографией (смеются). И, видимо, это увлечение просто прошло, и сейчас я экстремально редко беру камеру. Когда мне что-то реально очень нравится, я фотографирую.

Александр Березкин:

А у тебя есть твои портреты, которые висят у тебя дома?

Антон Гречко:

Ну, у меня в телефоне висит портрет.

Александр Березкин:

А! Раньше в бумажниках были фотографии детей, да? Сейчас в телефоне.

Антон Гречко:

Я другое ищу в фотографии. Есть то, что общепринято красиво. А мне больше нравятся oddities (странности — прим. ред.) такие. Я короче, собираю oddities во всем.

Александр Березкин:

Угу. Я заметил, что я стал пропускать, много лет моего сына, ну, в плане, не вспоминаю, потому что ты живешь с ним, а он растет, растет. Ты думаешь, сохраняется это в памяти?

Антон Гречко:

Угу. Я заметил, что я стал пропускать, много лет моего сына, ну, в плане, не вспоминаю, потому что ты живешь с ним, а он растет, растет. Ты думаешь, сохраняется это в памяти?

Александр Березкин:

Я для себя понимаю, что у меня мозг устроен очень ассоциативно. Когда вспоминаю какие-то события, то могу вспомнить визуальный ряд, либо что-то подобное, что происходило в момент. Как в фильме «Мементо», мне важны вот эти полароиды, чтобы запоминать часть каких-то вещей.

Антон Гречко:

Я скажу так, для меня любое путешествие – это некое визуальное образование, то есть, опять же, это некий экспириенс, потому что человек может посмотреть какие угодно фотографии, прочитать сколько угодно книг. В Good Will Hunting, помнишь, там была сцена, не знаю, мы обсуждали, нет?

Александр Березкин:

Вспомнил, где Мэтт Деймон играет.

Антон Гречко:

Да, там было так: ты умный чувак, ты много чего читал, ты все это знаешь, но ты не был в Риме, ты не влюблялся по-настоящему, то есть, что на тебя обижаться, вот. Как ты можешь узнать, что такое красивая классическая архитектура, если ты не был в Риме? Как ты узнаешь, что такое хороший отель, если ты не останавливался в Four Seasons, условно говоря?

Александр Березкин:

Как узнать что такое плохой отель…

Антон Гречко:

Или самый худший туалет в Шотландии (смеются).

О путешествиях и работе

Александр Березкин:

Какие короткие правила жизни и путешествий ты выработал для себя? Например, как в «Автостопом по галактике», бери всегда с собой полотенце? Какие-то простые штуки: всегда нужна запаска в машине, когда едешь или вставай в очередь за азиатом, потому что они быстрее?

Антон Гречко:

Ну, азиаты не быстрее, они очередь вообще не соблюдают, у них концепция как таковая отсутствует, если только они не японцы. Знаешь, для себя сформулировал, наверное, только одно правило — использовать common sense (здравый смысл — прим. ред.). Наверное, не надо идти в место, которое рекламируется каждым туристическим гидом, в принципе, это и ресторанов касается. И в 3 часа ночи даже по европейскому городу лучше не ходить (смеются). Ну, такие, да, наверное, примитивные. А если говорить про очередь в аэропорту, то никогда не вставать в очередь за семьей с детьми.

Александр Березкин:

Да.

Антон Гречко:

Когда у меня появился ребенок, я понял, что я пакую очень мало багажа для себя.

Александр Березкин:

Правильно, бывают мама и папа, которые берут с собой вообще все, три чемодана и еще еду.

Антон Гречко:

Да, после одной поездки, когда я тащил аккумулятивно больше 100 килограмм, решил больше не делать таких вещей.

Александр Березкин:

Какая была самая опасная история из твоей жизни? Ты шел в три часа ночи в европейском городе... (смеется)

Антон Гречко:

Ну, я вообще не знаю, как мальчики выживают. На самом деле, после всего, что со мной лично происходило. Ну вот первое, самое идиотское....Не, о некоторых тупо не хочется рассказывать.

Александр Березкин:

Давай не первое. (Смеется)

Антон Гречко:

Сейчас другая пришла история в голову, наверное, лучше промолчать. Бывает, я не горжусь этим эпизодом. (Смеются) Наверное, сейчас я уже понимаю, что это было очень опасно, и тогда я тоже в принципе, понимал, что это опасно. Наверное, это когда я улетел на Бали и хорошо так слетел со скутера.

Александр Березкин:

А, я помню.

Антон Гречко:

Когда я весь был, обмотанный. (Смеются). Вот, наверное, тогда. Don`t drink and drive.

Александр Березкин:

Don`t drink and drive. Окей, хорошая история, надо будет фотографию эту поднять.

Александр Березкин:

Когда ты чувствуешь, что на дне, как поднимаешь свое настроение? Ну, когда у тебя, ты знаешь, что у мальчиков бывает ПМС тоже? Как у девочек?

Антон Гречко:

Конечно, слышал.

Александр Березкин:

Настроение меняется, то есть это некий цикл, у мужчин тоже он есть, и он проходит как бы биоритмично. Вот, и когда тебе не очень, what do you do?

Антон Гречко:

Просто ложусь спать (смеется). Слушай, ну у меня всегда работа была выходом.

Александр Березкин:

То есть, ты не смотришь комедии и не жрешь кучу всякого take away (еда с собой — прим. ред.)?

Антон Гречко:

Да, take away, вафли, мороженое... Нет, боюсь, такого у меня не происходит. Я начинаю что-то делать. Мне кажется, что, как в английской поговорке, что дьявол в пустых руках, дьявол является тебе, когда ты ничего не делаешь, тогда начинаешь самоедством этим заниматься. Надо, конечно, заниматься рефлексией, понимать, почему так, что можно по-другому, но у меня основное, что я чем-то занят.

Александр Березкин:

Классный ответ. Я услышал все, что нужно делать, от сторонних людей, потому, что я обычно это обсуждаю с моими близкими, они говорят то же самое, то есть когда ты ничем не занят, тогда у тебя возникают какие-то депрессии, самоискания и так далее. А когда у тебя есть дело, особенно любимое дело, тогда все очень хорошо. Я в детстве научился лениться, когда я заболеваю, когда есть простуда, то есть я ленюсь и первым делом я покупал какое-то огромное количество лимонада и всяких сладостей, у меня был take away, я не плакал. Смотрел комедии и поднимал свой дух. А потом выходил как-то из этого. Мне нравилось вот именно лениться, то есть я сейчас это искореняю с помощью спорта.

Антон Гречко:

Тоже способ повысить уровень адреналина.

Александр Березкин:

Да, да. Это очень хорошо.

Антон Гречко:

Это знаешь о чем? На самом деле, человек – это смешная зверюшка, он еще получает удовольствие от новой информации, почему все любят Instagram, Facebook.

Александр Березкин:

Да, да.

Антон Гречко:

Это же получение новой информации, есть ощущение, что живешь.

Александр Березкин:

Сопричастен к чему-то новому.

Антон Гречко:

Это у нас на генетическом уровне заложено.

Александр Березкин:

Какой фильм, сериал из недавно просмотренных тебя впер?

Антон Гречко:

Какие сериалы, да? Я просто очень много смотрю, потому что я включаю сериалы, когда работаю, я не могу слушать музыку, потому что она меня раздражает во время работы.

Александр Березкин:

А ты можешь совмещать? Ты же не слышишь, что там происходит. Я когда жую, не могу слышать. (Смеется)

Антон Гречко:

Да нет, я смотрю сериал и одновременно работаю.

Нет, я тебе скажу, вот я могу работать, но не могу писать. Я сейчас просто пытаюсь вспомнить те, которые недавно смотрел, короче, я весь Netflix пересматривал.

Александр Березкин:

Как тебе последний «Black Mirror»? (Эпизод «Bundersnatch» на стриминг сервисе Netflix — прим. ред.)

Антон Гречко:

Я его не успел посмотреть, начал и понял, что там нужно вникать в точку зрения.

Александр Березкин:

Там нужно выбирать.

Антон Гречко:

Выбирать, да. И я решил, так времени смотреть его нет, на него нужно все время отвлекаться.

Александр Березкин:

Да, да. Он дурковатый и очень классный. А еще я сходил в кино и посмотрел фильм «Аквамен». Визуально они создали уникальный мир Атлантиды, куча там всяких каких-то племен.

Антон Гречко:

А, «Фарго» и «Stranger Things», конечно! Бомбический просто.

Александр Березкин:

Один из лучших, причем на основе сериала «Дойчланд 83». Смотрел?

Антон Гречко:

Да. Это я смотрел.

Александр Березкин:

Это классное кино. Окей, ну так что в итоге, «Фарго», «Stranger Things», потом «Аквамен». (Смеется)

Антон Гречко:

«Lost in Space» неплохой. Я не могу его посоветовать, но…

Александр Березкин:

«Lost in Space» классный в какой-то момент, да, мне понравилось.

Антон Гречко:

«Sex Edutcation» неплохой, но там, конечно, про студентов, школьников. Меня немножко пока вымораживает, я уже немножко не могу себя ассоциировать со школьными сексуальными проблемами. «Викинги» еще!

Александр Березкин:

«Викинги» классные. Ну, ты много сериалов смотришь!

Антон Гречко:

Я же говорю, пока работаю – смотрю. (Смеются)

О разном

Александр Березкин:

Вообще я хочу, чтобы у меня был целый свой детский сад из собственных детей, так что дети приветствуются. Я обожаю детей, потому что сам ребенок, наверное… Иногда покупаю игрушки моему сыну и играю в них сам.

Антон Гречко:

А я до сих пор вспоминаю свои PlayStation, а дальше все думаю: брать, не брать… Новые же выходят с обновлениями.

Александр Березкин:

Кстати, Nintendo Switch – это очень классная приставка. Или вот игра Super Mario Odyssey классная, я ее почти всю прошел.

Антон Гречко:

У меня PlayStation.

Александр Березкин:

Я ловлю себя на мысли, что перестал играть в игрушки вообще и превратился в casual player. И по одной простой причине, что если я играю в игрушки, то максимально в них ухожу. И это отдаляет от реальности. В последнее время я снова вернулся в PUBG (шутер для смартфонов – прим. ред.)

Антон Гречко:

Конечно, тебе надо отстранять от себя эту историю (смеется).

Александр Березкин:

И поэтому я стараюсь структурировать себя. Сейчас я увлекся музыкой и даже думал поработать на радио, потому что хочу ставить классную музыку. Я угораю по классным микстейпам.

Антон Гречко:

И поэтому я стараюсь структурировать себя. Сейчас я увлекся музыкой и даже думал поработать на радио, потому что хочу ставить классную музыку. Я угораю по классным микстейпам.

Александр Березкин:

Именно. (Смеется)

Антон Гречко:

Почему я не удивляюсь?

Александр Березкин:

Мне кажется, что я один из тех бойцов и победителей, которые просыпают свою главную битву, а потом приходят и роняют пульт от радиоактивной бомбы в пропасть. И в итоге каким-то образом спасают человечество. Вот, это про меня, наверное. Нам надо как-то довершить эту историю. Потому что мы о чем-то говорили, я уже забыл. Одиссея про путешествия. Ты путешествуешь? (Смеется).

Антон Гречко:

Это вопрос?

Александр Березкин:

Да. (Смеется).

Антон Гречко:

У меня буржуазный отдых. Сейчас мы едем в Милан, в Турин.

Александр Березкин:

Это круто. Но ты в этом плане гораздо больший слухач, чем я. Я люблю вещи, которые совмещают в себе дизайн и функцию. То есть, я не буду ездить на мотоцикле без ABS, или на машине без подушек безопасности. Опять же для меня важен объем двигателя, чтобы можно было угореть. Снимаю на ту технику, которая мне комфортна для съемки. И в этом плане я не всегда угораю по роскоши. Иногда классно выбраться в оперу с шампанским и черной икрой, в то же время карабкаться по отвесному склону в грязи и дойти до заката, который захватывает дух. Мне нравится подход Gorilla Marketing в этом плане, когда ты врываешься в события, городские и природные по сути оставаясь собой в любых ситуациях.

Антон Гречко:

Знаешь как ты сейчас звучишь? У меня был знакомый такой: «У меня самая такая рисковая, крутая тачка». Я говорю: «Чувак, это СААБ» Сорри, *. Он: «Это офигительная тачка, она дерзкая». Хорошо, это дерзкая тачка!

Александр Березкин:

(Смеется).

Антон Гречко:

Но Сааб классная тачка! Она мне нравится. Но это странное описание. В 1989-м году… Ты понимаешь, что человек или слишком старый или слишком молодой, когда он начинает скрывать год своего рождения в Фейсбуке.

Александр Березкин:

Я торчу от тачек, если честно, от любого вида движения, даже вот привык к ходьбе и бегу. Но настоящей свободой для меня стал мотоцикл, когда едешь, ты знаешь чего хочешь, все двигается быстро, а твои мысли сфокусированы на дороге, нет ожиданий и препятствий, потому как ты управляешь своей собственной судьбой. Пеший человек никогда не поймет.

Ладно, друг, спасибо за ответы, до новых встреч.

Антон Гречко:

Пока.


Houdini Sportswear
Последние годы мы все чаще видим, как женщины создают грандиозные стартапы, становятся президентами и совершают глобальные открытия. Но если говорить об аутдоре, то на этом рынке абсолютное большинство компаний основали мужчины. Как вы понимаете, Houdini Sportswear - то самое исключение!⠀
The North Face
The North Face – один из самых популярных брендов, который хорошо известен людям далеко за пределами аутдор комьюнити.

Возврат к списку